Никополь и стар, и млад...
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа
Категории раздела
Статьи [81]
Текстовые материалы так или иначе касающиеся нашего города
50 выдающихся никопольчан [54]
Проект «50 выдающихся никопольчан», посвященный 370-летию нашего города. Главный хранитель Никопольского краеведческого музея Игорь Анцышкин и заместитель директора музея по научной работе Мирослав Жуковский в своих статьях представлют номинантов проекта.
Памятники и памятные места г. Никополя [23]
История одного фото [4]
Улицы города [23]
Воспоминания [8]
Воспоминания коренного никопольчанина Марка Дмитриевича Продана
Культурное наследие Никополя [14]
Поиск
Главная » Статьи » 50 выдающихся никопольчан

50 выдающихся никопольчан изменившие страну и мир. Борис Величко: последний герой.
50 выдающихся никопольчан изменившие страну и мир.
Борис Величко: последний герой.

Автор проекта Эдуард Фатеев (журналист газеты «Репортер») беседуют с его ведущими – историками Игорем Анцышкиным и Мирославом Жуковским об их личном взгляде на выдающихся никопольчан и проблемах, стоящих перед местными краеведами.

- Завершился наш проект, посвященный 370-летию основания Никополя. В течение года «Репортер» знакомил своих читателей с яркими историческими личностями города. По баллам, которые выставляла коллегия присяжных, самым выдающимся оказался первый директор НЗФ Александр Сухоруков. Для большинства это было неожиданностью. А теперь давайте поговорим о том, кто из никопольчан сумел изменить не только город, но и повлиять на всю страну и мир.

И. Анцышкин: – Каждый человек является личностью и, изменяясь сам, изменяет и мир вокруг себя. Однако есть те, кто воздействует на него минимально, и те, от кого, как от камня, брошенного в воду, расходятся широкие круги по воде. Если взять список 50 никопольчан, то в нем несложно найти таких людей.
В первую очередь это, безусловно, директора заводов-гигантов – Южнотрубного и ферросплавного. С именем Сухорукова связано строительство НЗФ, ставшего самым большим заводом Европы. Предприятие вышло с ферросплавами на рынок, повлияв на экономическую ситуацию во всем мире. Наряду с ним я бы отметил директоров ЮТЗ Петра Брачко (начал строительство завода), Федора Майстренко (руководил его восстановлением после войны) и Павла Трубченко (при нем был достигнут пик промышленного строительства на ЮТЗ).

М. Жуковский: – Дополню суждение о Трубченко. Во время изучения его биографии я сделал вывод, что половина основных цехов Южнотрубного завода была построена под его руководством, в том числе цех геологоразведочных труб №6 (1956 г.) и первый в СССР трубопрессовый цех №3 (1958 г.). К сожалению, наша гуманитарная подготовка не позволяет в полной мере оценить технические параметры продукции и ее использование в народно-хозяйственном комплексе. Но могу высказать предположение, что начало выпуска продукции цехом №6 позволило начать нефте- и газоразведку в Западной Сибири в невиданных ранее масштабах, что вскоре привело к обнаружению и началу эксплуатации нефтяных и газовых месторождений колоссальных масштабов. Именно это, в конечном итоге, обеспечило развитие народно-хозяйственного и оборонного комплексов СССР, его Вооруженных Сил, поддержку стран соцлагеря и союзников из стран третьего мира в течение как минимум четверти века. В данном случае можно говорить о никопольской составляющей в мероприятиях общесоюзного масштаба, приведших к тому, что в мир широким потоком пошли западносибирские нефть и газ.
– А нефтедоллары за энергоносители, продаваемые на Запад, уже с 1970-х годов стали тем наркотиком для советской экономики, с которого начался застой, приведший к распаду СССР.

И. Анцышкин: – В один ряд с директорами смело можно поставить также гражданских и военных конструкторов. Александр Стешенко – человек, создавший первый переднеприводной автомобиль Советского Союза. Тем самым он изменил ассортимент автопродукции, повлиял на увеличение количества автолюбителей. За этим последовали наращивание выпуска бензина, развитие сети автозаправок и пунктов автосервиса. Это и есть вклад Стешенко в развитие экономики Украины.
Матус Бисноват с его реактивными самолетами и ракетно-космическим вооружением привел к изменению военной ситуации в мире. Советские военные самолеты воевали в Корее, на Ближнем Востоке, поставлялись в десятки стран.
Иешуя Голдовский создал широкоформатное советское кино, в том числе и цветное, что привело к появлению широкоформатных кинотеатров во всех крупных городах страны (в том числе и в Никополе), разработанная им техника поставлялась во все страны соцлагеря.
Семен Шаройко – изобретатель горючей смеси, именуемой «коктейлем Молотова», этим и другими научно-техническими изобретениями увеличивал военный потенциал Советского Союза. К ним можно добавить также конструкторов в области горного оборудования и кибернетики Моисея Озерного и Василия Тупаса.
Отдельно стоят Владимир Емец и Геннадий Жиздик, создавшие из провинциальной футбольной команды «Днепр» лидера советского футбола и вышедшие с ней на европейскую арену. «Днепр» и сейчас входит в первые две сотни сильнейших мировых футбольных клубов.
Последним по списку (но не по значению) я бы назвал Федора Вовка (и Ивана Вовчука). Он оказал не только политическое, но и научное влияние, внес значительный вклад в подготовку теоретического фундамента украинской независимости. Это человек, изменивший мир тем, что доносил до общественности всего мира правду о том, что происходит в Украине.

М. Жуковский: – Его биографией мне довелось заниматься много лет. Я пришел к выводу, что, являясь вице-президентом главной освободительной рады Украины в эмиграции, он, в то же время, был одним из немногих, кто одновременно занимался еще и научно-исследовательской работой. Его публицистика – лишь вершина айсберга. Очень многое из научного и политического наследия Вовка-Вовчука еще не открыто. Что он еще создал в научном и политическом плане, будет предметом изучения не только нашего, но и последующих поколений историков.
И еще о научной сфере. Хочу упомянуть ученого-металлурга Ольгу Вильямс. Мы знаем очень мало о ее деятельности – лишь то, что о ней написано. Но что она совершила, за что в 1961 г. первой в Никополе получила Ленинскую премию, я узнал только в ходе реализации проекта. Премия была присуждена ей за совершенствование технологии производства труб для атомной энергетики! Определенный период развития атомной энергетики был связан с ее разработками. Эта тема для нас лишь приоткрылась.
– Многие трубники после публикации в «Репортере» говорили, что и не подозревали о бурной коминтерновской молодости Вильямс.

М. Жуковский: – Здесь столько белых пятен в биографиях людей, казалось бы, известных. Разумеется, музей – не орган дознания. Но когда от нас регулярно требуют дать справку о том или ином местном деятеле, это временами ставит в тупик. Как мы можем давать информацию, если никакие документы из госорганов и органов местного самоуправления к нам не поступают? Более того, нас и не считают нужным ставить в известность о принятии тех или иных исторических решений.
– Насколько сложно было работать с биографиями никопольчан? Признаюсь, имена очень многих из них я впервые узнал из проекта.

М. Жуковский: – В ходе изучения биографий людей, которые вошли в число выдающихся никопольчан, я столкнулся с тем, что практически по каждому из них существует ограниченная документальная база. Документы о тех, кто в Советском Союзе занимал высокие должности, и сегодня закрыты. Приходилось довольствоваться малым – тем, что опубликовано в прессе, исследованиями историков науки и техники, краеведов. Это свидетельствует, что составление более-менее целостного жизненного пути выходцев из Никополя следует поднять на новый уровень. Историкам города, желающим способствовать повышению имиджа Никополя на региональном и всеукраинском пространстве, еще придется очень много порабо-тать. Те, кто будет заниматься этим, должны получить организационно-правовую и финансовую поддержку со стороны органов власти. Мы с Игорем Валерьевичем реализовали тот потенциал, который был накоплен нашим музеем за многие десятилетия. Но следует расширять научную базу на новой системной основе.

– Можно понять, что нет дореволюционных документов (они были сожжены в 1918 г.), довоенных (они уничтожены в 1941 г.), но отчего отсутствуют документы послевоенного периода, даже последних десятилетий?

М. Жуковский: – О выдающихся людях мы знаем лишь то, что нам разрешили знать. И решали это безвестные чиновники спецотделов, гослитов и спецслужб. Приведу яркий пример с Бисноватом. В 1984 г. я приехал в Москву на курсы повышения квалификации. У меня были данные о Матусе Рувимовиче и его дочери. Позвонив ей, попросил о встрече. Она взяла у меня адрес общежития, телефон и пообещала назавтра перезвонить. Перезвонила, мы три раза встречались, я записал ее рассказы об отце, принял для музея его авиационный шлем (подаренный ему Валерием Чкаловым), фотографии, некоторые документы. Ольга Матусовна подчеркнула, что ее отец относится к тем людям, о сохранении тайны деятельности которых заботится КГБ. И лишь перед моим отъездом комендант общежития сказала, что справки обо мне наводили очень серьезные люди в штатском. Тогда я понял, что прикоснулся к закрытой жизни элиты советского военно-промышленного комплекса.

И. Анцышкин: – Да что там говорить о засекреченных конструкторах! В музее нет даже официальных анкет и биографий городских голов, первых секретарей горкома и райкома КПСС, секретарей советов, председателей райгосадминистраций, депутатов (кроме тех, что печатались в предвыборных листовках). Ни горсовет, ни райсовет не передают нам решения о почетных гражданах, другие документы о важнейших решениях. А придет время – будут спрашивать. При этом архивы госучреждений постепенно уничтожаются.

М. Жуковский: – Мы очень мало знаем о выходцах из Никополя и района – военных деятелях. Разве что о бывшем командующем Черноморским флотом Российской Федерации Владимире Комоедове. Существует директива по Вооруженным Силам, что личные дела и учетные карточки военнослужащих после 75 лет уничтожаются.
Мы через газеты обращаемся к родственникам людей, внесших весомый вклад в развитие народного хозяйства, государственного управления, военной сферы науки и культуры, сдавать документы о них в Никопольский государственный краеведческий музей. Мы принимаем документы на вечное хранение.
И последнее. Мы выражаем искреннюю благодарность за помощь в розыске необходимой информации директору Никопольского училища Криворожского пединститута Светлане Крамаренко, заместителю директора металлургического техникума Оксане Ткач и отделу кадров, Народному музею истории боевой и трудовой славы ЮТЗ, всем читателям «Репортера», откликнувшимся на наши публикации.

Борис Величко: последний Герой

Проект «50 выдающихся никопольчан» завершился, тем не менее проект продолжается. В течение года «Репортер» рассказывал исключительно о людях, уже ушедших из жизни. Однако редакция сочла необходимым дополнительно – без оценок – рассказать и о ныне живущих людях, чьи биографии являются достоянием нашего города. Так мы решили завершить ареопаг выдающихся никопольчан. Первый рассказ – о Борисе Величко…
Непростым было начало жизненного пути юного Бориса, уроженца Луганщины. Военные годы, принесшие столько испытаний миллионам людей, закалили его характер, сделали юношу цельным и целеустремленным. И это дало ему возможность в 1949 г. сделать первый шаг в большую жизнь на избранном для себя пути металлурга – успешно поступить в Московский институт стали и сплавов на факультет электрометаллургии.
Уже через пять лет молодой инженер начал профессиональную деятельность на Челябинском электрометаллургическом комбинате, пройдя за восемь лет путь от помощника мастера до старшего диспетчера этого крупного предприятия Урала. Но его тянуло в Украину, и осенью 1962 г. Борис Величко начал работать на Запорожском ферросплавном заводе. Оттуда с должности заместителя начальника плавильного цеха в октябре 1967 г. он был приглашен работать на Никопольский завод ферросплавов – уже начальником плавильного цеха. Работа на предприятии, равных которому не было ни в Союзе, ни в Европе, открыло для Бориса Федоровича возможность внедрять в производство все новейшие научно-технические разработки по увеличению выпуска и повышению качества ферросплавов.
Уже в 1971 г. он награжден медалью «За доблестный труд» и орденом Трудового Красного Знамени. Авторитет Борис Федорович в трудовом коллективе базировался на его прочном производственном и жизненном опыте. В 1986 г. он становится лауреатом Государственной премии УССР. Руководство Министерства металлургии также продвигало Величко на производственном поприще: он последовательно идет вверх по служебной лестнице: начальник отдела, главный инженер завода, а с осени 1987-го – директор Никопольского завода ферросплавов.
Труд руководителя НЗФ нелегкий, под началом – тысячи специалистов и рабочих, которые обслуживают 30% электропечных мощностей отечественной ферросплавной промышленности. Здесь производилась каждая четвертая тонна ферросплавов страны, действовал единственный в СССР и в мире специализированный цех по выпуску электроплавленных флюсов для автоматической сварки и электрошлакового переплава. Продукция завода шла на все металлургические заводы СССР и более чем в 20 стран мира. Подтверждением заслуг трудового коллектива, который возглавлял Величко, стало занесение в 1988 г. НЗФ на Доску почета ВДНХ СССР.
А в марте 1991 г. указом президента СССР Михаила Горбачева директору НЗФ Борису Федоровичу Величко было присвоено звание Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина и Золотой звезды (история сложилась так, что Борис Федорович стал последним из тех, кому было присвоено это высокое звание), в том же году ему была присуждена премия Совета Министров СССР.


Величко Б.Ф.

Необратимые перемены в стране начала 90-х годов не могли не влиять на завод. В сложных условиях строительство нового украинского государства и процесса становления рыночной экономики управление ферросплавным заводом было твердым и последовательным. Главная цель – сохранение производственного и кадрового потенциала и социальной инфраструктуры. Последняя была увеличена введением в эксплуатацию нового здания медсанчасти и Дворца культуры и спорта.
В 1995 г. к руководству завода пришла новая смена. Но опыт Бориса Величко был востребованным, и он до 1999 г. оставался работать заместителем председателя правления ОАО «НЗФ». В независимой Украине за большой личный вклад в повышение эффективности технологии и передовых методов хозяйствования он был удостоен звания лауреата Государственной премии Украины в области науки и техники, в 1998 г. решением сессии горсовета ему было присуждено звание Почетного гражданина города Никополя. Это было связано с тем, что многие годы Борис Федорович уделял время не только производству, но и общественной работе, с 1999 по 2002 г. являлся депутатом городского совета.
Несмотря на все награды, Борис Федорович остается простым и скромным в быту человеком. Его часто можно увидеть в общественном транспорте, прогуливающимся по улицам нашего города. И, увидев его, не всякий поймет, что перед ним – последний Герой…

Источник: http://Автор проекта: Эдуард Фатеев, журналист. Ведущие рубрики: Игорь АНЦЫШКИН, Мирослав ЖУКОВСКИЙ, историки.

Категория: 50 выдающихся никопольчан | Добавил: Kadet (21.10.2009)
Просмотров: 2203 | Рейтинг: 5.0/1
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright ЗВІР © 2019