Никополь и стар, и млад...
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа
Категории раздела
Статьи [73]
Текстовые материалы так или иначе касающиеся нашего города
50 выдающихся никопольчан [54]
Проект «50 выдающихся никопольчан», посвященный 370-летию нашего города. Главный хранитель Никопольского краеведческого музея Игорь Анцышкин и заместитель директора музея по научной работе Мирослав Жуковский в своих статьях представлют номинантов проекта.
Памятники и памятные места г. Никополя [23]
История одного фото [4]
Улицы города [23]
Воспоминания [8]
Воспоминания коренного никопольчанина Марка Дмитриевича Продана
Поиск
Главная » Статьи » Статьи

Река времени. Большевики, новый календарь, дефицит и цензура: Никополь в феврале 1918 года
Река времени. Большевики, новый календарь, дефицит и цензура: Никополь в феврале 1918 года


Редакция газеты «Проспект Трубников» по электронной почте получила письмо следующего содержания: «Здравствуйте, уважаемая редакция газеты «Проспект Трубников»! Меня зовут Павел, я бывший житель Никополя. Интересуюсь его историей, регулярно читаю вашу газету. Спасибо за интересные статьи о прошлом моего родного города! Правда, я согласен не со всем, о чём в них говорится, но в целом интересно и познавательно. Мне удалось раздобыть копии документов Никопольской городской Управы за 1918–1919 годы, телефонный справочник Никополя за 1916 год, часть дореволюционных бумаг за 1910–1917 годы за подписью городского старосты Ветчинкина, никопольские газеты за 1918–1919 годы. В своё время я писал в паблике «Никополь исторический» небольшие заметки о никопольских дореволюционных типографиях, о пароходе «Сестра», о двух «высотках», на которые шёл сбор средств в январе 1919 года, о гостинице «Германия» на Запорожской улице. Сейчас на основании имеющихся у меня данных я решил написать статью о том, каким был Никополь 100 лет назад – в феврале 1918 года. Возможно, какие-то моменты из статьи будут интересны вашим читателям. С уважением Павел Фирсов».

В статье Павла Фирсова изложены интересные факты, ранее никогда не публиковавшиеся в городских газетах, поэтому мы знакомим наших читателей с его статьей.


Большевики, новый календарь, дефицит и цензура: Никополь в феврале 1918 года

Дорогие друзья! Я давно уехал из Никополя, но по-прежнему люблю наш город, ведь я здесь родился и вырос, тут живут мои родители и друзья детства. В этой статье я хочу немного рассказать о том, как жил наш город 100 лет назад – в феврале 1918 года, какие печальные, трагические, а подчас и забавные события происходили в нём в то время.


Итак, сто лет назад в Украине, как и во всей бывшей Российской империи, шла гражданская война. Её неизменными спутниками были болезни, дефицит и разруха. Не избежало этой участи и некогда процветающее торговое местечко Никополь, известное своими вольными матросами, пряниками и… свиньями, с задумчивым видом бродившими по его пыльным улицам. Руководствуясь лозунгом «Вся власть Советам», 26 января 1918 года большевики объявили населению Никополя и окрестностей, что «единственным органом местной власти устанавливается Совет Рабочих, Крестьянских и Солдатских Депутатов и его исполнительные органы Исполнительный Комитет и Президиум». Председателем Совета был избран Антипов, впоследствии убитый никопольчанами во время Троицкого восстания в июне 1919 года. «Бурными аплодисментами встречает новый Совет своего маститого руководителя товарища Антипова», – писала 2 (15) февраля большевистская газета «Голос Труда». Большевики заявили, что «отныне помимо Совета ни одно мероприятие, касающееся административной, хозяйственной, финансовой и культурно-просветительской сторон местной жизни, не может быть проводимо в жизнь». Виновным грозили всей строгостью закона. Под постановлением стояли подписи Антипова и двух секретарей Совета. Таким образом, избранное в ноябре 1917 года всеобщим голосованием местное самоуправление в лице Городской Думы и Городской Управы полностью утратило самостоятельность и отныне не могло принять ни одного решения без одобрения большевиков.

Большевистские руководители города назначили себе щедрые зарплаты из городского бюджета. Так, если школьный преподаватель получал 150–200 руб. в месяц, то Председатель Совета Антипов – 600 руб., его заместитель Антоненко и секретари Белоцерковский и Петренко – 550 руб., казначей Теска и члены Совета – 500 руб., машинист и машинистка – по 300 руб. в месяц. Вскоре Совет Рабочих, Крестьянских и Солдатских Депутатов (в дальнейшем – Совет) переехал в роскошный двухэтажный особняк купца Василия Ивановича Тимофеева на Базарной площади (ныне – ул. Никитинская, 3). За несколько лет до этого в доме Тимофеева, с разрешения владельца, открылась Городская смешанная четырёхклассная гимназия, директором которой стал Пётр Зубов. В августе 1914 года, после начала Первой мировой войны, в здании также разместился Лазарет для раненых и больных воинов, прибывающих с германского фронта. В доме Тимофеева также расположились и боевые организации большевиков – Штаб Красной Гвардии и Военно-Революционный Комитет.

Красногвардейцы совмещали охрану правопорядка с грабежами населения, которые назывались «реквизициями». За реквизированные товары решено было не платить: «Принимая во внимание необходимость борьбы со спекуляцией и контрабандным провозом предметов первой необходимости, принято все задержанные товары конфисковывать». Например, 5 (18) февраля Исполком Совета на заявление Зисьмана о возвращении ему реквизированных на пристани РОПиТ 20 пудов (320 кг) дроби постановил: «Дробь конфисковать и оставить на складе при Никопольском Совете, уведомив об этом Кременчугский Совет». Дефицитом стало практически всё. В городе была введена карточная система на товары первой необходимости: муку, сахар, масло и даже… на нитки! Кстати, в феврале была пресечена попытка вывезти из Никополя… 39 дюжин пар ниток! Исполком Совета решил это дело так: «Нитки реквизировать по твёрдой цене 6 руб. за дюжину и продажу их произвести по карточкам, распределив между населением г. Никополя и селом Новопавловкой». Таким образом, примерно на каждую тысячу человек населения пришлось по 24 пары ниток.


В этом здании в 1918 году был арестован аферист Видин

18 февраля на экстренном заседании Исполком Совета рассмотрел «дело об анархистах-коммунистах», вызвавшее в городе большой резонанс. «Продолжительный обмен мнениями по поводу 42 000 рублей, требуемых партизанским отрядом анархистов-коммунистов с буржуазного элемента г. Никополя, приводит Исполнительный Комитет к следующему решению: принимая во внимание, что подобное явление анархисты-коммунисты объясняют не больше, как досадным недоразумением и ошибкой, и возвращают чек, выданный им Зименсом на 5000 руб., дают торжественное заверение, что в дальнейшем со стороны партизанского отряда подобных выступлений не проявится – объявить населению, и в частности Торгово-Промышленному Союзу, что если кто-либо, прикрываясь флагом анархистов-коммунистов, будет предъявлять те или иные требования, требований не удовлетворять и немедленно сообщать Совету». От себя добавлю, что Яков Зименс – немец по национальности и меннонит по вероисповеданию, уроженец острова Хортица, известный в городе предприниматель, владелец новейшей пятиэтажной автоматической паровой мельницы по Довгалёвской улице. До революции считался одним из самых богатых людей Никополя.

С 1 февраля 1918 года, согласно Декрету СНК за подписью Ленина, на всей подконтрольной большевикам территории вместо устаревшего юлианского календаря вводился новый григорианский, о чём 31 января Никопольский Совет известил жителей города и окрестностей. «В целях установления в России одинакового почти со всеми культурными народами исчисления времени, Совет Народных Комиссаров постановляет ввести, по истечении января месяца сего года, в гражданский обиход новый календарь». В результате, по задумке большевиков, никопольчане легли спать 31 января, а проснулись… 14 февраля! Население неохотно привыкало к новому календарю, поскольку ещё целый год, до марта 1919 года, в местных документах по-прежнему указывались две даты – по старому и новому стилям.

До революции 1917 года огнестрельное оружие свободно продавалось в охотничьих магазинах и купить его мог любой желающий. Купленное оружие при этом нигде не регистрировалось. Очевидно, царская власть не боялась собственного народа, предоставляя всем желающим право на необходимую самооборону. А вот большевики, хоть и заявляли о том, что они «вышли все из народа» (в том числе их вождь, дворянин Владимир Ульянов-Ленин), панически боялись простых людей. Чтобы лишить население возможности защищаться, новая власть под угрозой репрессий потребовала от владельцев оружия регистрации, а после занялась его изъятием. В середине февраля Никопольский Совет издал обязательное постановление, в котором всем жителям города, имеющим огнестрельное оружие (винтовки, револьверы, ружья и др.), полученное в Совете, Революционном Комитете, на военной службе или приобретённое в порядке частной покупки, предлагалось немедленно зарегистрировать его в Совете. Срок регистрации устанавливался до 1 марта 1918 года по новому стилю. «Лица, которые в указанный срок не предъявят оружия для регистрации, будут подвергаться денежным штрафам или преданию Военно-Революционному Трибуналу», т. е. могут быть расстреляны без суда и следствия.


Большевики ввели комендантский час, выдавая вот такие пропуска для передвижения по городу

Как известно, в смутные времена появляется множество мошенников, желающих погреть руки на чужом горе. Так, 29 января в бывшей гостинице Милкова (ул. Запорожская, 8) доблестными красногвардейцами был арестован некий П. Я. Видин, выдававший себя за представителя Северо-Лифляндского Продовольственного Комитета. Он предлагал никопольским купцам приобрести у него 4 миллиона папирос, 1000 пудов (16 тонн) табаку и прочее. Проверка показала, что Видин – самозванец и мошенник, житель города Валк Лифляндской губернии (сейчас г. Валка на севере Латвии), не имеющий за душой ни товаров, ни мандата. При аресте у него обнаружили огромную сумму: около 80 000 руб. наличными, краткосрочными обязательствами и банковскими чеками. Все деньги и денежные средства были переданы в местное отделение Петроградского Международного Коммерческого Банка на текущий счёт Никопольского Совета, а Видин задержан.

Новая власть очень хотела показать, что не страдает коррупцией – болезнью, разъевшей прежний чиновничий аппарат. 31 января член Военно-Революционного Комитета Ефимов зашёл в галантерейный магазин А. И. Варшавского «проверить счета на нитки, каковых у него не оказалось. Гражданин Варшавский, по старому обычаю, вручил Ефимову вместо счетов 30 руб. деньгами. Товарищ Ефимов, забрав деньги, пригласил Варшавского в Совет, где сдал деньги и Варшавского». Дальнейшая судьба купца Варшавского неизвестна.

(Окончание в следующем номере)


Павел Фирсов.

Список используемых материалов:

1) Река времени. Большевики, новый календарь, дефицит и цензура: Никополь в феврале 1918 года, Проспект Трубников №11 15.03.2018 г., г. Никополь;
2) http://ntm.net.ua/last-news/specreport/9838-bolsheviki-novyj-kalendar-deficit-i-cenzura-nikopol-v-fevrale-1918-goda

Источник: http://ntm.net.ua/last-news/specreport/9838-bolsheviki-novyj-kalendar-deficit-i-cenzura-nikopol-v-fevrale-1918-goda
Категория: Статьи | Добавил: Kadet (21.03.2018) | Автор: Павел Фирсов.
Просмотров: 21 | Теги: городской староста Ветчинкин, гражданин Варшавский, гостиница «Германия» на, Никополь в феврале 1918 года, телефонный справочник Никополя за 1 | Рейтинг: 5.0/3
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright ЗВІР © 2018